Бывают исключе­ния из правил: в Сибири и на Дальнем Востоке из­вестно немало районов, где климат подно­жий суровее и холоднее, чем климат вышележащих склонов. Такое опрокидывание (инверсию) климатической, а с ней и ланд­шафтной зональности в Сибири создает застой холодного, а потому и более тяже­лого воздуха на дне котловин. На Дальнем Востоке причина инверсии иная — выстывание прибрежного воздуха над струями холодных течений. Холодостойкое криволесье обычно занимает в горах один из верхних этажей с достаточно су­ровым климатом. Однако там, где распро­странены инверсии, стланик появляется ни­же высокоствольных лесов, самим своим существованием у подножий демонстрируя опрокидывание системы высотных зон.

Поднимаясь по склонам гор, воздух охлаждается, а содержащийся в нем водя­ной пар приближается к насыщению. Пояс максимальных осадков отмечен не только показателями дождемеров, он наглядно обо­значен пеленой дождевых туч, подолгу скрывающих вершины гор. К самым греб­ням количество осадков может и убывать, но в условиях холода высокогорий, где ис­паряемость мала, а период летнего тепла короток, даже при относительно небольшом количестве выпадающей влаги складыва­ются условия не только достаточного, но и избыточного увлажнения. Вот почему, на­пример, в очень сухих горах Восточного Памира идет мощное накопление снегов, питающих горные ледники. С высотой резко возрастает количество ультрафиолетовых лучей. Загореть и обго­реть на прохладных пляжах Иссык-Куля на высоте 1607 м над уровнем моря можно сильнее и быстрее, чем на Черноморском побережье.

С высотой понижается давление, меньше кислорода в воздухе. Выше 3500—4000 м трудно дышать, уже ощущаются симптомы горной болезни. Для постоянной работы на высоких плоскогорьях Памира или Тянь-Шаня нужна длительная акклиматизация, возможная не при всяком здоровье. Высо­когорные условия вносят коррективы и в быт альпинистов, и в производственную деятельность горных рудников и метео­станций. Вода там закипает при температуре значительно ниже 100 градусов, поэтому мно­гие продукты остаются недоваренными, вода в авто­мобильных моторах, рано закипев, испаря­ется, изменяются режимы работы двигате­лей и свойства горючих и смазочных мате­риалов...

Картины высотной поясности ландшафта существенно меняются с широтой. Наибо­лее полна и сложна эта картина на юге. К северу уровни каждого пояса снижают­ся, а нижние, самые теплые пояса выкли­ниваются, так что общее число их сокра­щается. Эта закономерность хорошо видна на Урале — его вал, про­тянувшийся от тундры, к полупустыням, представляет как бы специально создан­ную учебную модель, демонстрирующую уменьшение числа этажей ландшафта при движении с юга на север.

Различные спектры высотной поясности и в разных секторах страны — морских и континентальных. В секторе, переходном к приатлантнческому, который протянулся от Скандинавии и Хибин через Карпаты к Кавказу, один набор ландшафтных поясов, в континентальном урало-тяньшанском — другой, в резко континентальном якутско-монгольском — третий, в приокеаническом дальневосточном — четвертый.