Ледяная зона — царство вечных снегов и ледников, залегающих здесь шапками и не­большими покровами на междуречьях. Не­редко они перекрывают горы и спускаются в долины ветвящимися языками. В сущ­ности здесь еще продолжается ледниковый период: ледники, как и на Скандинавском нагорье, представляют собой остатки неко­гда еще более обширных щитов материко­вого льда. В последние десятилетия вместе с потеплением всей Арктики отмечается но только уменьшение ледовитости ее морей, но и постепенное сокращение площади со­временного оледенения суши — сокращают­ся размеры ледяных шапок, укорачиваются ледниковые языки.

Субарктический пояс. По сравнению с околополярной и высокоширотной Аркти­кой Субарктика занимает умеренно высо­кие широты, где полярный день и полярная ночь хотя и бывают, но длятся уже не так долго. Зато здесь очень продолжитель­ны сумерки и белые ночи — летом солнце ненадолго заходит, но движется очень близ­ко к линии горизонта.

Границами этого пояса у нас в основном служат параллели 66—72° с. ш.; в запад­ных приморских частях, где климат смяг­чен, субарктические условия вступают в спои права лишь севернее 67° с. ш., а на приморском востоке граница пояса опускается, смещаясь до 60° с. ш.

От арктического субарктический пояс от­личается не только иной длительностью дня и ночи и но только большим приходом тепла. Иная тут и циркуляция атмосферы. В Арктике круглый год господствует хо­лодный воздух, так и называемый аркти­ческим; в Субарктике же налицо посезон­ное чередование арктических и умеренных воздушных масс. Полоса соприкосновения этих разнородных океанов воздуха — арк­тический фронт — часто совпадает с Субарктикой. Здесь рождаются и кочуют циклоны, которые несут с собой сильные вет­ры, туманы, дожди, частые перемены по­годы.

В теплые месяцы влаги поступает в поч­ву больше, чем может уйти со стоком или испариться. В течение короткого лета даже в суровых условиях вечной мерзлоты здесь успевают расцвести и принести плоды низ­корослые растения тундры и лесотундры; им помогает большая длительность дня, обилие рассеянной радиации и ультрафио­летовых лучей. За летнее полугодие в Субарктике 1-кв. см поверхности равнины по­лучает под 75° с. ш. 45, а под 67° даже 63 ккал эффективного солнечного тепла, что лишь в 1,5—2 раза меньше, чем в тро­пиках. Но в Субарктике приходно расход­ный баланс солнечной энергии в среднем за год резко отрицательный: здесь каждый квадратный сантиметр поверхности отдает на 160—210 ккал тепла больше, чем полу­чает. В течение лишь четырех летних ме­сяцев средние температуры воздуха под­нимаются выше 0°. Летнему воздуху в этом поясе свойственно малое количество водя­ных паров и углекислоты, что содействует увеличению земного излучения в мировое пространство. Много теп­ла тратится здесь и на таяние снегов, на прогрев почвы и мерзлых грунтов, на со­гревание приходящих холодных воздуш­ных масс.

В итоге средняя температура воздуха в самый теплый месяц не превышает в Суб­арктике 10—12°, а средняя годовая — на 4—8° ниже нуля.

Безлесие и соседство открытого моря в Субарктике создают приволье для сильных ветров. Около половины из них имеет здесь скорость 6—10 м/сек (южнее, в лес­ной зоне, гораздо тише: эти скорости не превышают там 2—5 м/сек). Летом ветры дуют главным образом с холодного океа­на на более теплую сушу — своего рода муссоны. Впрочем, в течение года нередко здесь и ветры с запада.

Ветры существенно влияют на всю при­роду Субарктики: летом сдувают и уносят наиболее прогретый слой воздуха, а зимой поднимают метели и бураны. На наветрен­ных склонах (северных и западных) усло­вия обитания растений более суровы, чем на подветренных (восточных и южных).

На равнинах осадков мало — всего 200— 300 мм в год. Больше половины из них выпадает за летние месяцы, а в течение долгой, но малоснежной зимы — всего 10%. Вегетировать растительность способ­на лишь 2—2,5 месяца, приспособляясь к холоду, к близости мерзлоты и к заболо­ченности почв.