Зона тундры. Вошло в обычай счи­тать природу этой зоны скудной. Но зна­токи тундры не преувеличивают, когда ув­леченно говорят о ее красоте и богатстве и решительно не соглашаются считать тун­дру «задворками» Земли. Эта зона протя­нулась вдоль всех наших северных побере­жий — от Мурмана до Чукотки.

Недра ее столь же щедры, как и в более южных широтах: сокровища Кольского по­луострова и Воркуты, Тазовского полуост­рова, Таймыра и Чукотки говорят сами за себя. Равнинная тундра — огромное, и при­том круглогодичное, пастбище для север­ных оленей. Летом они поедают здесь не только лишайники, но и веточный корм тундровых кустарников, зимой добывают из-под тонкого снежного покрова свой лю­бимый «олений мох» — лишайник ягель. А в короткие месяцы лета тундра пестрит яркими цветами, голубеет от ягод голуби­ки, красными огоньками светятся бусины брусники, клюквы, оранжевыми — ягоды морошки. Правда, видов живых организмов в тундре немного — слишком мало време­ни прошло с тех пор, как западные звенья этой зоны освободились из ледяного плена, так что лишь немногие, самые неприхотли­вые и приспособленные к малому теплу организмы успели заселить эти земли. Чис­ло видов увеличивается к востоку — в рай­онах, не подвергавшихся сплошному оледе­нению и служивших убежищами для до­ледниковых растений и животных.

Зато по числу особей, по числу экземп­ляров своих немногочисленных видов тун­дра может быть названа поистине обиль­ной. И мхи, и лишайники устилают некоторые ее участки сплошными коврами, птиц на лето прилетают легионы, земля ки­шит тундровыми грызунами — лемминга­ми, а это превосходная пища для множе­ства песцов.

Солнце здесь всегда стоит низко, и небо большую часть дня волшебно подкрашено отсветами зорь, то розоватыми, то бледно-палевыми, то серебристо-лиловыми, и все эти краски удваиваются, отражаясь в бес­численных озёрцах. А над открытым до го­ризонта свинцово-серым морским просто­ром небосклон приобретает особую гамму оттенков. Нет, совсем нетрудно понять, по­чему у «скудной» тундры так много почи­тателей. буквально влюбленных в ее по­этическую красоту.

В тундре, где мало тепла, мала и интен­сивность химического выветривания. Мно­гие особенности природы Субарктики свя­заны с вечной мерзлотой: плохой дренаж и обусловленная этим заболоченность, тер­мокарстовые просадки протаивающих мерзлых грунтов, их вспучивание и оплывание; за короткое лето остатки отмирающих растений не успевают разложиться из-за низких температур и обилия влаги, которая и не оттекает, и слабо испаряется. В ре­зультате в почве накапливается торф: от­сутствие доступа воздуха в заболоченных почвах приводит к накоплению голубова­того глея — закиси железа. Так формируют­ся типичные для тундр торфяно-глеевые почвы.

Обитатели тундры не смогли бы жить в таких условиях, не будь у них выработан целый комплекс приспособлений, позволя­ющих им и переносить климатические не­взгоды, и вовремя пользоваться скромными жизненными ресурсами, и защищаться от врагов. Карликовый рост помогает расте­ниям использовать преимущества призем­ного микроклимата — его тепло и менее сильные ветры, а зимой — шубу снегового покрова. Белая «маскировочная» окраска меха зверей и оперения птиц, лишь на ко­роткое лето сменяемая пестрой, густота ме­ха, обтекаемость форм тела, строение лап и копыт, утепление конечностей на зиму (опушение ступней у песцов, цевок и паль­цев у птиц), широкие копыта северных оленей, удобные и для движения по не­прочному насту или зыбким торфяникам. и для добычи ягеля из-под снега (а таки­ми «раскопками» пользуются тундряные куропатки, которые пасутся прямо у олень­их копыт); лемминги, приноровившиеся строить свои гнезда в незатопляемых коч­ках и способные к подснежной жизнедея­тельности; полярные совы, видящие и при дневном свете — без этого им бы не пере­жить многосуточный полярный день,— это лишь немногие примеры приспособлений, позволивших перечисленным животным «устоять» в ходе естественного отбора в условиях суровой природы тундры и об­жить ее.

В этой зоне осадков мало — порядка 250 мм в год, однако увлажнение избыточ­ное, так как испарение в прохладном воз­духе ничтожно, а отток вод из-за вечной мерзлоты затруднен. И все-таки у здеш­них растений развиты многочисленные приспособления для экономного расходова­ния влаги. Причина этого — прежде всего иссушающие грунт и растительную ткань ветры. Особенно губительны они при тем­пературах, близких к 0°, когда растения не-могут пополнять потери влаги из промо­роженной почвы. Поэтому у них мелки» листья, к тому же опушенные, «войлоч­ные»; для многих растений характерны по-душковидные формы, это сокращает испа­ряющую поверхность и создает внутри подушек свой, более благоприятный микро­климат. С холодами растения тундры бо­рются по-разному; морозоустойчивости со­действует, в частности, высокая концент­рация клеточного сока.