Главное «действующее лицо» мелколист­венных лесов — береза. Впрочем, она легко вторгается и в широколиственные леса, и в соседние подзоны и зоны, так что о бе­резе нередко говорят, как об одном из сим­волов всей русской природы. В нашей стране встречается до 40 различных видов этого дерева.

Береза неприхотлива, светолюбива и не­редко первой захватывает пространства гарей и вырубок, позволяя под своим поло­гом подрастать исконным тенелюбивым по­родам, ее же затем вытесняющим. Иногда о березе говорят, как о пришлом «сорня­ке», лишь обесценивающем леса. Но это неверно. В лиственной подзоне широко распространены и первородные чистые бе­резняки, а высокие достоинства березовой древесины издавна уже способствовали глу­бочайшему проникновению этого дерева в быт страны. Трудно перечислить, сколько изделий из березы служило человеку в про­шлом и окружает нас и сегодня в повсе­дневной жизни: сани, телеги, оглобли, бе­рестяные кузова, лукошки, фанера, ка­тушки, лыжи, ложа ружей, мебель, посуда.

Особенно красивым волнистым рисунком отличается древесина карельской березы — это одна из разновидностей березы боро­давчатой, произрастающая не только в Ка­релии. Из березы исстари выжигали дре­весный уголь. И сейчас из березовой дре­весины получают древесный спирт, а из бересты — деготь. В древнем Новгороде бе­реста исполняла ту же роль, что папирус у египтян. Об этом рассказали найденные при раскопках древнейшие рукописи — бе­рестяные грамоты.

По своему обилию в мелколиственных лесах с березой спорит осина. Ботанически это один из видов рода тополей (по-латыни Populus tremula, что означает «тополь дрожащий», или «трепещущий»). Трепет­ной осину делают длинные черешки ее ли­стьев, заставляющие их «шептаться» даже при отсутствии ветра (отсюда и поговорка «дрожит, как осиновый лист»).