В северной полосе зоны — в разнотрав­но-луговых степях — густой травостой и не менее густая корневая система, приспосо­бившаяся жадно высасывать ограниченные запасы влаги, еще питают почву большим количеством перегноя. Здесь формируются особенно черные и плодородные тучные черноземы. Южнее — суше климат, силь­нее летний зной, изреженнее степной тра­востой, отсюда и меньше перегноя. Черно­земный горизонт становится тоньше и светлее, возрастает засоленность и известковистость почв. Тучные черноземы сменя­ются менее мощными обыкновенными, южными черноземами и, наконец, темно-каш­тановыми почвами.

Своего рода символом южнорусских и украинских степей служит ковыль — «шел­кова трава» былин и старинных песен. На небольших уцелевших участках целинной ковыльной степи, например в заповеднике Аскания-Нова, и сейчас можно видеть, как волнуются серебристо-седые массивы ковылей. Эту седину образуют оригинальные придатки околоцветковых чешуек — длин­ные коленчато-изогнутые ости, нити, опу­шенные белыми волосками. Узкие листья ковыля способны свертываться при засухе вдоль по своей длине так, что устьица ока­зываются внутри замкнутой трубки-щели— это резко сокращает испарение.

Приспособления для борьбы с сухостью свойственны и другим растениям степей. Среди трав много эфироносов; испаряясь, эфирные масла окутывают растение, пони­жая циркуляцию воздуха, а с ней и испа­рение влаги. Листья злаков сужены в виде узких тесемок; у многих растений сокра­щение листовых пластинок достигается их ажурной нзрезанностью. Удержанию влаги способствуют войлочное и волосяное опу­шение (оно тоже создает вокруг растения чехол застойного воздуха), восковой налет на листьях, плотность стеблей в злаковых дерновинках. Добывать влагу степным рас­тениям помогает густота и разветвленность корневой системы.

В сухих мелкодерновинных степях юга между куртинками злаков тонконога и особенно засухоустойчивого типчака боль­шие участки поверхности степи совсем не задернованы и в сухие периоды тверды, как цемент. На юге они могут занимать больше половины территории. Однако гу­стые «бороды» корней этих злаков разветвлены так сильно, что пронизывают собой почти всю почву.

Совсем близкую к поверхности весен­нюю влагу успевает использовать особая группа растений, развивающаяся с удиви­тельной быстротой за очень короткий срок. В течение считанных недель они успевают вырасти, отцвести и осемениться. За та­кую быстротечность и как бы эфемерность существования эти растения удостоились специального определения. Однолетники, например весенняя крупка, бурачок, назы­ваются эфемерами, они полностью отми­рают к началу летнего зноя. Многолетни­ки — тюльпаны, степные гиацинты, кроку­сы, гусиный лук, ирисы — именуются эфе­мероидами, поскольку эфемерность их бы­тия кажущаяся: луковицы и корневища этих растений остаются жизнеспособными в течение всего года и дают побеги с на­чалом следующей весны.

Облик степей меняется посезонно и да­же в пределах отдельных месяцев. Так, на­пример, пестрота ковра ранневесенних эфе­меров и эфемероидов в конце марта — на­чале апреля сменяется в степях Украины лиловым фоном, который образуют цветы прострела; в апреле господствует желтизна горицветов, а ближе к маю и в мае другой тон желтизны обязан лапчатке и первоцве­там-примулам. С середины мая степи голу­беют от незабудок. Свои периоды господ­ства имеют и белые анемоны, и сине-лило­вый шалфей. В более влажные годы в се­редине лета на первый план выступают золотисто-зеленые краски, обязанные уси­ленному развитию ковыля-тырсы.