Вследствие этого, как бы ни были редки ливни, они способны бурно размывать разрыхленные выветрелые толщи и вре­менными водотоками образовывать овраги ущелья, а в горах даже такие густые сети промоин, что целые районы превращают­ся в дурные земли. Вот почему в пустынях встречаются сложные системы сухих ру­сел. Их ложа могут служить как бы есте­ственными дорогами — настолько уплотне­на их поверхность намывом мелкозёмпстых наносов.

Впрочем, далеко не все сухие русла пу­стынь обязаны своим формированием со­временным эпизодическим ливням. Многие русла, особенно наиболее длинные, пред­ставляют собой памятники былых; более влажных климатических условий, более гу­стой речной сети. Такие древние русла именуются узбоями. Естественно, что они служат каналами стока и для современных ливневых водотоков.

Если эпизодически выпадают дожди, значит, лишь изредка промываются и поч­вы. В течение большей части года, а то и по нескольку лет в почвах преобладают восходящие токи почвенного раствора, а с ними — вынос солей из глубины на по­верхность. Вот почему для пустынь так характерны поверхностные корки, или.ко­ры, то солончаковые, в том числе гипсо­вые, то известковистые. На коренных ска­лах и щебне подобным же образом форми­руется железистая корочка, именуемая пу­стынным загаром.

Разреженная растительность, занимаю­щая обычно менее половины поверхности, снабжает почвы ничтожным количеством перегноя. Растительные остатки скорее тлеют, чем гниют. В итоге формируются светлые, на севере — серо-бурые, а в субтропиках — со­всем светлые, пепельно-серые, а подчас да­же белесые почвы пустынь — сероземы, а также серо-коричневые почвы.

Все эти почвы очень богаты питатель­ными минеральными солями, а значит, и плодородны, как это ни кажется парадок­сальным при столь светлой их окраске.

Но чтобы это плодородие использовать, необходимо искусственное орошение, при­менение которого требует большой осто­рожности и умения: в условиях страшной сухости поливная вода лишь на первом этапе промывает засоленную почву; вслед за этим наступает вторая стадия — испа­рение восходящего тока воды, а с ним и снова подъем солей — вторичное засоле­ние. В понижениях рельефа, где грунтовые воды особенно близко подступают к по­верхности, развиваются солончаки. В Сред­ней Азии их называют шоры, или соры. Под лучами солнца они издали кажутся по­лями снега. Впрочем, солончаки бывают расцвечены и яркими красками—желтыми, розовыми, кроваво-красными, фиолетовы­ми. Этим они обязаны особым солелюбивым или солевыносливым растениям — солянкам (галофитам). Неко­торые из таких растений; например кермек и тамарикс, способны выделять через устьица избыток солей другие развили в корнях особые клетки, трудопроницаемые для солей, — этим приспособлением объясняется солеустойчивостъ некоторых полыней.

В зависимости от состава солей и от особенностей гидрохимического режима со­лончаки бывают разные — пухлые, пленоч­ные, корковые, сухие, мокрые и даже топ­кие, как болота. В сухие сезоны корковые солончаки растрескиваются на многоуголь­ные плиты, из трещин между которыми вы­пирает кристаллическая соль, создающая своеобразный гребенчатый микрорельеф.