Жизнь на сыпучем грунте вызвала развитие густого волося­ного покрова на ногах тушканчиков, удли­нение пальцев у сусликов и круглоголовок, развитие роговых чешуек на краях паль­цев у многих пресмыкающихся. Эти при­способления помогают животным и дви­гаться по пескам, и отгребать песок при заносах, и рыть норы. Дневной перегрев грунта содействовал выработке таких при­способлений, как сокращение поверхности ступни у грызунов и птиц.

Роющая деятельность грызунов, напри­мер больших песчанок, как и в полупусты­нях. нарушает задернованность песков, со­действует перемешиванию почвенных го­ризонтов и уменьшению гигроскопической влажности.

Несчетны приспособления к сухости кли­мата у растений: чтобы уменьшить испа­ряющую поверхность, многие предельно сократили размер листьев вплоть до пре­вращения. Некоторые растения обходятся во­обще без листьев — их функции исполня­ют зеленые веточки, опадающие в сухое время года. Для уменьшения испарения у многих растений опушены пли покрыты восковым налетом стебли и листья. Есть растения, среди них. например, пионер закрепления песков — злаки, которые приспособились переносить медленное за­сыпание песком. Они успевают наращивать по мере своего погребения верхушки стеб­лей и новые ярусы корней. Есть растения, которые запасают влагу в своих стеблях и листьях. К таким растениям относятся многие солянки.

Специального упоминания заслуживают саксаулы — деревья,  достигающие 5—6 метров высоты. Они безлистны, а роль листьев вы­полняют членистые прутьевидные побеги, чешуйки и бугорки. Древесина у саксаулов хрупкая, но плотная и тяжелая, стволы корявые, свилеватые. В качестве строитель­ного и поделочного материала саксаул не­пригоден, но как топливо великолепен (много жара — мало пепла). Белый сакса­ул предпочитает пески, где образует разреженные древостой, а иногда и рощи. Черный саксаул  растет на разнообразных глинистых, в том числе за­соленных, почвах, образуя довольно об­ширные леса. Оба саксаула годятся для использования в мелиоративных целях: белый -для закрепления песков, мерный -для освоения засоленных земель.

«Когда попадаешь в саксауловый лес... вспомина­ешь описание адского леса у Данте. По­всюду, словно бурые змеи, извивающиеся в причудливом танце п вдруг окаменев­шие, торчат стволы, одетые цилиндриче­скими «листьями», такими узкими, что те­ни они не дают...» — так изображает сакса­ульники один известный писатель, имя которого мы увы, потеряли.