Бурная урбанизация — увеличение в обще­стве роли городов, все более широкое рас­пространение городского образа жизни — вызвала стремительный рост городского на­селения, который сопровождался быстрым укрупнением самих городов. Эти процессы имели, конечно, свои географические осо­бенности и далеко не одинаково протекали в разных частях страны. Но основа их всю­ду была одна — развитие промышленного производства и его концентрация, опиравшиеся на территориальное разделение об­щественного труда.

В дореволюционной России городская жизнь была развита слабо; это обусловли­валось пережитками феодально-крепостнического строя и общей незрелостью рос­сийского капитализма. Отдельные более или менее крупные городские центры те­рялись на фоне огромной земледельческой страны. В городах жило меньше одной пятой всего населения страны. Но и эти жители-горо­жане сплошь и рядом не были связаны с индустриальным производством.

Значительное число унаследованных от старой России городов вступило в новую, социалистическую эпоху, не имея промыш­ленной базы. Это были лишь администра­тивные и торговые центры, а иногда даже просто полусельские «заштатные» города.

Правда, старая Россия имела целую группу «непризнанных» городских поселе­ний — фабричных, а также торгово-промышленных сел, сложившихся в основном в пределах Старопромышленного Центра, Горнозаводского Урала, Донецкого бассей­на. Ленин, как известно, уделил мно­го внимания таким фабричным селам в своем труде «Развитие капитализма в Рос­сии.

Они не получили городских прав, но несли экономические функции городов; поэтому изучавший процессы формирова­ния сети русских городов выдающийся русский географ называл их «экономическими города­ми». Эти села-городки составили дополни­тельное звено поселении, которое в по­следующем позволило укрепить городскую сеть страны.