Характерные особенности обнаруживаются и в этнических взаимоотношениях соседствующих разноязычных народов Поволжья, Средней Азии и Сибири. Так, в Среднем Поволжье идет активное смешение марийцев и чувашей, татар.

В Средней Азии с узбеками сливаются арабы, уйгуры и отдельные группы каракалпаков. Среди малых народов Сибири, за истекшие десятилетия преодолевших в основном хозяйственно-бытовую замкнутость, заметно упрочилась общность отдельных народностей (эвенки, коряки, чукчи) и усилились межгрупповые связи разноязычных хантов, манси, ненцев и селькупов Западной Сибири, чукчей, эскимосов, коряков, ительменов Камчатско-Чукотского региона, эвенов, юкагиров, чукчей и якутов низовий Колымы и т. д.

Во всех этих местах участились смешанные браки, распространилось двуязычие и многоязычие. Не следует забывать, что в семи национальных округах северной Сибири от 50 до 70 с лишним процентов населения ныне составляют русские, украинцы и другие приезжие новоселы. Их влияние на язык, быт и семейные отношения коренных народностей огромно. Примечательно, что по некоторым народностям Севера процент лиц, считающих своим родным языком русский, поднимается до 70—80%.

Наконец, мощными очагами межнационального смешения и преобладающего влияния русского языка являются многочисленные крупные новостройки во всех частях страны. В результате усиления миграционных процессов все значительные города страны превратились в многонациональные населенные пункты, что обусловило в них прогрессирующий рост межнациональных браков (до 30—40% по многим из городов). И в этом, как в зеркале, отражается интенсивный процесс интернационализации культуры и быта населения.

Но вместе с тем сейчас сохраняются еще многие черты этнографического своеобразия у народов нашей страны, ибо нации и народности далеко не исчерпали еще всех заложенных в них специфических особенностей развития. Стирание национальных различий, особенно «языковых различий — значительно более длительный процесс, чем стирание классовых граней».