Это — огромная территория, заключающая в себе Русскую и Западно-Сибирскую равнины вместе с сочленяющим их горным валом Урала. Он, словно складчатый шов, соеди­няет покровы горизонтальных напластова­ний обеих равнин. К востоку от Урала ста­новится ненамного холоднее и суше (осад­ков в Зауралье на 100—150 мм меньше, чем в Предуралье): через невысокие горы в Западную Сибирь легко переваливают мас­сы воздуха и перемешивающие их цикло­ны. А сибирская тайга свободно перепле­скивается на север Русской равнины, и, пожалуй, только на юге Урал выглядит важным ландшафтным барьером: к восто­ку от него не смогли ужиться широко­лиственные леса Предуралья.

Мы привыкли говорить о Европейской части и Сибири раздельно, но уже из сказанного видно, что у них немало общих черт. Перед нами величайший в мире массив пластовых равнин. Обе они — и более высокая Русская, и пониженная Западно-Сибирская — построены платфор­менными структурами со складчатым и кристаллическим фундаментом докембрийского и палеозойского возраста.

В недавнем геологическом прошлом обе равнины были ареной великих материко­вых оледенений, питавшихся из различных очагов — от скандинавского до таймырско­го. Оледенения резко преобразили рельеф и обеднили органический мир северной по­ловины территории, а разливы талых вод у окраины ледника наложили свой отпе­чаток и на природу более южных обла­стей.

Неоднократность оледенений и неравно­мерность их исчезновения содействовали полосчатому размещению многих форм по­верхности и рыхлых грунтов, создали свое­образную, палеогеографическую по своей природе, зональность. На севере — низины. совсем недавно покинутые оледенением; чем южнее, тем больше времени прошло после ухода ледников, а юг вообще не под­вергался оледенению. На севере, ближе к центрам оледенения, шло стирание и сгла­живание горных пород; из периферических же частей ледникового панцыря вытаива­ли моренные наносы — валунные пески и глины; талые воды отлагали в озерных разливах и прадолинах песчаные водно-ледниковые толщи, а к югу от предпоследнего оледенения формировались рав­нины, сложенные перемытым вторично-мо­ренным материалом.

Там, где не было оледенения, шла ничем не прерывавшаяся работа рек. На возвы­шенностях преобладал размыв и постепен­но вырабатывались несимметричные меж­дуречья; в низинах накапливались наносы. Климат был суров и во внеледниковой зо­не. Леса отступали далеко на юг, а на без­лесных холодно-пустынных пространствах откладывались мощные толщи пыли, при­носимой сухими ветрами. Эта пыль, сле­жавшаяся в плотный грунт, так же как и глинистые наносы рек, под­вергалась сложным биохимическим про­цессам в ходе почвообразования. В итоге вдоль южных окраин древнейшего оледе­нения сформировалась широкая полоса лёссовидных грунтов.

Что еще отличает великие равнины от их соседей на тех же широтах? Умеренно континентальный климат, переходный от морского на западе к резко континенталь­ному на востоке. Простор для беспрепят­ственного распространения арктического воздуха вплоть до южных окраин, а тро­пического — до северных. И наконец, строй­ная система ландшафтных зон от тундры до сухих степей, осложненная сочетанием с описанной полосчатостью следов древне­го оледенения.