Мерзлотный и пасмурный Север За­падной Сибири обнимает собой зоны тундры и лесотундры. В рельефе здесь гос­подствуют изобилующие озерами и фор­мами мерзлотного микрорельефа равнины: первично-морские, свежеледниковые и по­строенные речными наносами. Несмотря на небольшие недавние поднятия, море все еще глубоко вдастся в сушу огромными губами — Вайдарацкой, Обской, Тазовской, Гыданской, Енисейской, а край материка расчленен на обширные полуострова — Тазовский, Ямал, Гыданский и группу низ­менных островов. Встречаются особые тер­моабразионные берега — прибой не только ударами, но и теплом воды разрушает мерз­лые грунты и клинья подземного льда. Хотя амплитуды температур и смягчены циклонами, климат все же суров из-за обус­ловленных ими же сырости воздуха и ветров. Будущее крап связано с открытием здесь богатейших месторождении природ­ного газа, в их числе крупнейшего в ми­ре — Уренгойского.

Западносибирская тайга рас­кинулась на севере на перемытых морен­ных, а на юге — озерно-речных равнинах. В ней различаются предтундровые редко­лесья и три собственно таежные подзоны — северная, главным образом слово-кедровая, средняя — кедрово-сосновая и южная — урмано-болотная, или хвойно-березовая. Урман — наиболее дремучая темнохвойная тайга, на 2/з пихтовая, остальное — ель и сибирский кедр, береза и осина. Стены урманной тайги высятся на дренированных приречьях и на песчаных гривах среди бо­лот. Узкая полоса мелколистных березовых лесов замещает отсутствующую в Сибири подзону широколиственных лесов Русской равнины.

Междуречья Нарымского края заняты огромными болотами, главное из которых носит красноречивое название — болото Комарово. Еще грандиознее Васюганье — вер­ховое болото-морс, лежащее на возвышен­ном междуречье Оби и Иртыша. Его тор­фяной массив простираются на 5 млн. га. Старый канал между реками Кеть и Кае сейчас заброшен, но после подпора Енисея у Подкаменной Тунгуски связь оживет — здесь может возникнуть Обь-Енисейское звено Транссибирского водного пути.

Приобская часть северной тайги оказа­лась главной нефтегазоносной провинцией. На наших глазах в девственные леса и бо­лота все сильнее вторгается нефтепромыш­ленный культурный ландшафт.