За исключением своих южных окраин, северо-восточные сибирские равнины и многие низкогорья лежат за Полярным кругом, т. е. получают все бла­га долгого полярного дня и все лишения полярной ночи. Климат здесь суров — не­редко даже крупные реки промерзают до дна. У берегов, подогреваемых морем и частыми циклонами, средняя температура января достигает —30°, что все-таки теп­лее, чем в глубине суши. К юго-востоку, к полюсам холода, эта цифра возрастает до —50°. Поэтому южные ветры у побе­режья зимой холоднее, чем северные. Но весна на море холодная и затяжная, и су­ша в глубине вскоре становится теплее, чем приморская: средняя температура июля на побережье всего 4°, а на юге, у подно­жия гор, она поднимается до 14°.

На равнинах сибирского Севера и Северо-Востока осадки скудные — 150—200 мм в год, в горах — до 1000 мм; большая часть их приходится на сырое и туманное лето. Но летнее обилие воды больше связано с ничтожной испаряемостью. Снега мало, да и тот сдувается ветрами в западины и ложбины.

Здесь много обширных болот и поверх­ность буквально испещрена неисчислимы­ми озерами, или, как их здесь называют, лыбами. Они возникают в просадках от таяния мерзлых грунтов и нередко име­ют своеобразную четырехугольную форму.

Мерзлотные бугры — достигают десятков метров высоты. Скромнее земляные останцы, образованные в результате вытаивания трещинных льдов.

Среди рек этого региона, помимо низовь­ев Лены, особенно значительны Индигирка (1977 км) и Колыма (2600 км). Последняя судоходна на вдвое большем протяжении, чем Индигирка (2000 против 1000 км), в остальном же у этих рек-сестер много об­щего: обе они, «дочери полюса холода», на­чинаются со склонов одного и того же Хадканского хребта; у обеих верхние течения пролегли по плоскогорьям —  в среднем течении обе ко­ленчатыми ущельями прорезают много­рядную решетку хребтов горной системы Черского и клокочут на порогах, препят­ствующих судоходству и сплаву; в нижних течениях обе выходят на низменности и образуют обширные дельты. Летом эти ре­ки многоводны — их поят тающие снега, зи­мой же расход поды уменьшается в 100 раз. Обе реки замерзают в начале октября и вскрываются к июню, обе изобилуют на­ледями.

Местные очаги оледенения возникали во многих горах, но к востоку мощность этих оча­гов ослабевала, и обширные территории здесь совсем не покрывались льдом. По­этому органический мир тундры от Таймы­ра к Чукотке становится богаче видами.

Северная Сибирь при значитель­ном сходстве имеет и немало отличий от более восточных полярных окраин Сиби­ри. Отмоченное береговыми террасами сво­довое поднятие палеозойских структур Таймыра выделило в рельефе угленосные низкогорья Бырранга с современными лед­ничками; некоторые окраины полуострова испытали погружение, поэтому так изреза­но его побережье.

Только на Таймыре на материк прони­кает зона полярных пустынь. Даже круп­ные здешние реки — Большая Тай­мыра и до 4/5 площади обширного озера Таймыр промерзают до дна.