Север и Северо-Восток — все еще края пионерного освоения. В числе очагов куль­турного ландшафта здесь особенно выделяются районы Магадана, верхнеколымской добычи золота («валютный цех страны»), золотых приисков, оловодобывающие районы Верхоянья, бассейна Индигирки и Чукотки. Вдоль суровых ледовитых берегов проходит великий Северный мор­ской путь, обслуживаемый станцией Диксон.

Горы Южной Сибири. Древние складки и молодые поднятия обнимают южный выступ Сибирской плат­формы, образуя Иркутский амфитеатр. Ближайшие к платформе области (Вос­точный Саян и запад Забайкалья) построены байкальскими (позднедокембрнйскимн) складками. На западе Саян и на северо-востоке Алтая преобладают раннепалео-зойскис (каледонские) складки и гранит­ные внедрения, а на юго-западе Алтая и в Восточном Забайкалье — позднепалеозой скис. Мезозойские структуры Юго-Востока связаны с былым существо­ванием здесь самостоятельной монголо-охотской зоны прогибов и смятий.

В ориентировке хребтов заметен опреде­ленный порядок: в алтайско-саянском зве­не преобладают складки, параллельные Во­сточному Саяну, а на востоке — прибайкаль­скому краю платформы и монголо-охотской зоне складок. Это направление унаследо­вано здесь и новейшими разломами — большинство хребтов и котловин Забайкалья, в том числе и впадина самого Байкала, вытянуты на северо-восток.

Новейшие поднятия вознесли на различ­ные высоты обширные участки древних выровненных поверхностей, срезающих в горах Южной Сибири структуры любого возраста. Здесь преобладают средневысотные хребты с обширными участками пригребневых плоскогорий, над которыми лишь в виде отдельных «островов» высят­ся массивы с иззубренными гребнями и пирамидальными вершинами, изъеденные древними и современными ледниковыми цирками.

Недра южносибирских гор пронизаны разновозрастными внедрениями магмы, об­условившими щедрую рудоносность. Есть и совсем недавние вулканические аппараты. О продолжаю­щейся подвижности напоминают нередкие землетрясения, достигающие особенной си­лы у Байкала и в Становом нагорье.

Зимой это горное царство сковано си­бирскими холодами, летом сюда распро­страняется зной Центральной Азии. Здесь особенно отчетливо выражено преоблада­ние летних осадков, что связано с цикло­нами полярного фронта.

Значительное количество влаги вылива­ется при подъеме западных воздушных по­токов на западные же покатости хребтов и нагорий Алтая. Саян и даже Забайкалья. В забайкальской части гор с летним максимумом дождей иногда со­четается и максимум, который связан с влиянием летнемуссонных ветров, доходя­щих сюда с Дальнего Востока. Вся эта вла­га питает великие реки Сибири. В южных берегах горах, а частично на примыкаю­щих к ним хребтах смежных частей Ки­тая и Монголии берут начало и Обь с Иртышом, и исток Лены, и ее многоводные правые притоки, а на востоке — Шилка и Аргунь, слагаю­щие Амур. Здесь сосредоточены большие запасы гидроэнергии.

К востоку убывает увлажнение и нара­стают остальные признаки континенталь­ное климата — амплитуда суточных и годовых температур, сила морозов, господ­ство вечной мерзлоты. Поэтому природа западных звеньев южносибирских гор пыш­нее, чем у забайкальского востока. Мощнее на западе было и древнее оледенение. Многие впадины, подножия и нижние скло­ны алтайско-саянскнх нагорий и хребтов Забайкалья, особенно южные, до уровня 1000— 1500 м заняты степями центрально-азиатского типа, а иногда и полу­пустынями. Однако господствует здесь, осо­бенно на сиверах (северных склонах гор), горная тайга, преимущественно светло-хвойная, лиственничная, так называемые листвяги с разреженным парковым древо­стоем. Лишь на более влажных внешних покатостях их сменяет темнохвойная тайга, например на севере Алтая, черневая—елово, пихтово-кедровая и осиново-пихтовая.