Материковая Восточная Азия в пределах страны простерлась с юга на север вдоль окраинных морей Тихого океана вплоть до Охотска. В ее северной части движения­ми. свойственными всему чукотскому поясу, захвачены докембрийские структуры продолжений Станового хребта и нагромождения лав и туфов мезозойских вулканов, которыми сложена значительная часть гор Джугджур. Подобные вулкани­ческие толщи слагают и восточную полосу гор.

В рельефе материковой Восточной Азии преобладают средневысотные горы и низкогорья, именуемые в обиходной речи дальневосточными сопками. Равнины здесь, как правило, сильно заболочены.

В материковом варианте муссонного кли­мата резко выражена континентальность — зима суровая и малоснежная, весны за­тяжные, лето сырое, нередко душно-жар­кое. Лучший сезон на Дальнем Востоке — осень. Ясную и сухую погоду сентября — октября лишь изредка нарушают тайфун. В Амуро-Охотской части Вос­точной Азии светлая восточносибир­ская тайга к востоку все сильнее обога­щается темнохвойными породами, т. е. пе­реходит в охотскую. Для климата здесь характерен наиболее суровый вариант муссонного режима. На близкой к поверхно­сти мерзлоте широко развиты неглубокие кочковатые болота — мари с редкостойны­ми даурскими лиственницами и кустарни­ковой березой. Оригинальны несимметрич­ные горы Джугджур: их приморская, покрытая темнохвойной охотской тайгой и орошенная муссонами покатость изрезана намного круче и глубже, чем континен­тальная с редкой лиственничной тайгой.

Амуро-Корейская часть Восточной Азии в пределы советского Дальнего Востока заходит только своей северной окраиной. Здесь в горах царят смешанные леса, к югу и к подножиям сменяемые широколиственными; на равнинах господствуют болота и сырые луга «амурских прерий», с перелесками на песчаных грядах. Резко выраже­ны муссонные и тайфунные наводнения. С влажным летом связаны специфичные типы почвообразования: в горах форми­руются лесные буроземы, на равнинах — раскисающие летом лугово-болотные почвы, настолько темноцветные, что их одно время неправильно называли амурскими черноземами. Грунты здесь летом свобод­ны от мерзлоты, но сильно промерзают в суровые малоснежные зимы.

Недра богаты углем и рудами олова, полиметаллов и железа; есть и золото. Тихоокеанская покатость и здесь крутая и узкая, с короткими, круто падающими речками западная (уссурий­ская) — широкая и пологая. Южная часть берегов Приморья изрезана глубокими и удобными для флота заливами. Смягчаю­щее влияние Японского моря чувствуется в Приморье только зимой; осенью же и летом побережью под влиянием холодного Приморского течения чаще достаются ту­маны и прохлада.

По хребтам далеко на юг проникают северные, охотского типа гор­но-таежные ландшафты. Поэтому в высот­ных поясах на склонах гор юга Приморья можно видеть аналоги различных зон даль­невосточной природы — от лугов и «прерии» через широколиственные и смешанные леса к охотской горной тайге зарослям кедрового стланика и голь­цам.

В прошлом в более сухие периоды в Ус­сурийский кран и в южное Приамурье про­никали представители сухолюбивой флоры и фауны Монголии и Забайкалья (ковыль-волосатик, суслик, дрофа). Они прижились и уцелели до наших дней на лучше дренированных и поэтому более сухих склонах, участвуя в формировании ландшафтов. Все три равнины подвержены сильным наводнени­ям, в связи с чем здесь требуются большие мелиоративные работы.