Обо всех этих событиях позволяют су­дить, во-первых, отложения древних водо­емов, широко распространенные на при­морских равнинах и береговых террасах, а во-вторых, представители былых фаун, уцелевшие в этих морях. Перед концом неогена в результате опу­скания территорий современного Поволжья Каспий разлился на север, затоппв даже долину нижнего течения современной Ка­мы. Это море получило у геологов назва­ние Акчагыльского.

Очередное сокращение морей наступило к началу четвертичного периода. Воды Чер­ного моря и Каспия разъединились, поки­нув древний Кубано-Терский пролив. Сам Каспий переживал в эту эпоху сокраще­ние своего зеркала, но еще продолжал за­ливать Прикаспийскую низменность до коленных изгибов и  Арала. Эта стадия развития Каспия названа аншеронской.

Каспийско-черноморская связь восста­навливалась еще дважды: на так называе­мом древнем этапе и в самом конце четвертичного периода, когда по Кумо-Манычскому понижению возникал про­лив или по крайней мере система сооб­щающихся озер.

Моря Юго-Запада — намного преснее, чем общие для них бассейны-предки и весь Ми­ровой океан. В их ныне разобщенных во­доемах и теперь сходна фауна рыб. На­следники фауны Сарматского озера-моря доныие благоденствуют в опресненных во­дах Азовского моря и Одесского залива.

Среди организмов, обитающих в морях Юго-Запада, есть не только реликты — на­следники древней фауны, приспособившие­ся к пониженной солености (в том числе сельдь, бычок, осетровые), но и «вселенцы» из пресноводных рек, примирившиеся с повышенной для них соленостью. Многие рыбы проходные, т. е. уходящие на нерест в реки; таковы все лососевые, многие осетровые, некоторые сельди.

Но между морямп Юго-Запада есть и раз­личия в органическом мире. Главная зако­номерность, свойственная этим различи­ям — количество числа видов с запада на восток, т. е. с удалением от Средиземного моря и с увеличением давности изоляции.