Совсем особый мир — Сиваш. Только формально, по наличию пролива у Арабатской стрелки, можно его считать заливом Азовского моря. В действительности этот водоем настолько обособлен и обладает та­ким своеобразным обликом и режимом, что некоторые океанографы называют его мо­рем, несмотря на удивительную мелководность (около 1 м) и незначительные раз­меры (2560 кв. км). Обоснованно звучит и второе имя Сиваша — Гнилое море, гни­лое от запаха разлагающихся в нем водо­рослей.

Сиваш — естественный накопитель со­лей, природная солеварня. За лето он ис­паряет до половины объема своих вод и пополняет помимо редких дождей лишь струйка азовской воды через пролив. С этой водой поступают в Сиваш и соли. Испарение на мелководье идет так интенсивно, что еще в проливе солонова­тая азовская вода превращается в горько-соленую, достигая 60%, а в самом Сиваше она уже содержит до 170 мг солей в 1 кг воды — это в 5 раз больше, чем в среднем в Мировом океане.

В ходе испарения прямо на дно выпа­дают поваренная и глауберова соли, со­держащие к тому же ценнейшие приме­си — бромистые, магнезиальные, калийные. Это — неисчерпаемое, постоянно восполня­емое морем сырье для химической про­мышленности, для производства удобре­ний, огнеупоров, магния... Лишь 3—4% от всего минерального состава сивашской ра­ны приходится на долю поваренной соли, которая для пищевых целей требует очист­ки от сложного комплекса примесей.

Каспийское море — море старинных русских песен и былин. Оно не-памного меньше Черного по площади, пре­вышает его в длину, а местами и в шири­ну. однако по глубине уступает ему более чем вдвое: максимум ее на юге Каспия не достигает и километра, а вся северная часть моря совсем мелководная — 4—25 м. Объем водной массы Каспия в 7 раз мень­ше черноморской (77 тыс. куб. км против 537 тыс.). Феноменальна изменчивость уровня Каспия — даже в историческое вре­мя он подымался и понижался на десяток метров; в 70-х годах нашего столетия он лежит на 28 м ниже уровня Мирового океана.

Воды Каспия заняли длинный и широ­кий прогиб земной коры, пересекший с се­вера на юг несколько разнородных струк­тур: на севере — окраину Русской плат­формы (Скифскую плиту с полосой древних складок); в средней части — юго-восточное продолже­ние Предкавказского предгорного прогиба, ограниченное с юга Кавказско-Копстдагским подводным порогом; и, наконец, на крайнем юге — самый глубокий (до 995 м) прогиб перед горной дугой Эльбурса, находящейся, как и все южное побережье Кас­пия, в пределах Ирана. Таким образом, только северная треть моря лежит в пре­делах платформы, а центр и юг его нахо­дятся в полосе высокой тектонической под­вижности. О ней же напоминают и продол­жающиеся подвижки суши, особенно ин­тенсивные полуострове. Нередки также извержения грязевых вул­канов, которых много и на суше, и на при­брежных архипелагах, и на дне моря. Это явление прямо связано с нефтеносностью недр.