Один из самых могущественных агентов перестройки рельефа - воды морей, озер и водохранилищ. Прибой в одних местах под­капывает и обгладывает берега, а в дру­гих - намывает косы и пляжи. При подня­тии берегов следы древних уровней моря вырисовываются в виде одного или не­скольких ярусов береговых террас. Такие многоярусные берега обычны, например, на кавказком Черноморье на западе Сахалина.

Древние моря выстилали свое дно известковыми и глинистыми илами, песками и галькой. На месте отступивших морей остались первично-морские равнины; в наименее измененном виде их можно видеть в районах, где море ушло совсем недавно: на просторах Прикаспийской низменности, на некоторых берегах Балтики и большинстве арктических морей. От более древних морей также осталась память в виде мощных многоярусных напластований глин, песков, песчаников, сланцев, известняков, которыми построены и поверхность, и недра пластовых равнин. В сущности такова большая часть Русской и Западно-Сибирской равнин, Туранской низменности. Од­нако эти равнины уже нельзя называть первичными, так как поверхности морских отложений на них либо давно уже срезаны размывом, либо погребены под осадками позднейшего происхождения — под нано­сами рек, под моренами, вытаявшими из древних ледников, под навеянными ветром дюнами.

Другой могущественный агент, перестра­ивающий рельеф, - текучие воды. Реки и ручьи размывают поверхность, перемеща­ют смытые частицы, выносят муть и галь­ку в моря и озера, наращивают отмели и дельты. Своими размерами особенно выде­ляются дельты Волги, Лены и Амударьи. У подножия гор речные наносы образуют крутые, веерообразные конусы выноса, а в пустынях, где реки иссякают, - плоские сухие дельты. Кольцо оазисов Ферганскай котловины возникло как раз на таких дель­товых веерах — на подгорных конусах вы­носа. В районах обширных разливов рек или в результате длительных блужданий их русел формируются целые равнины, по­строенные речными наносами, например Припятское полесье.

Там, где преобладала речная эрозия, по­верхность изборождена сетью долин и ов­рагов. Их изголовья, подкапываемые исто­ками ручьев, имеют тенденцию отступать, удлиняя водотоки. Нередко верховья одних рек, пятясь таким образом, перехватывают воду соседних бассейнов. Так, река Хорол перехвачена рекой Псёл, Северная Двина повернула к себе течение реки Пинеги, уве­дя ее от Кулоя.