Появление крупных водохранилищ на Волге ознаменовало коренные изменения в природном и культурном ландшафте не только ее долины, но и примыкающих к ней территорий. По всей реке двинулись глубокосидящие суда. Речному флоту, при­способленному к спокойным водам, при­шлось придавать прочность морского, обес­печивать его остойчивость при штормо­вой качке и соответственно переоборудовать речные порты. Заливы водохранилищ вторглись в долины волжских притоков, перерезали многие дороги. Тысячи селений и некоторые города вынуждены были сме­нить свое место. Под воду ушли 20 тыс. кв. км полезных земель, особенно лесных (37%) и луговых (31%). Вновь возникшие водоемы уже начали служить базой рыб­ного хозяйства и рыбоводства, что должно возместить ущерб, нанесенный рыбе пло­тинами.

Как ни изменилось лицо Волги, но и в своем современном виде эта «река-лест­ница», приобретшая новые рукотворные черты величия и красоты, продолжает оставаться явлением природы, а значит, и подчиняться ее законам.

Питают Волгу главным образом талые снеговые воды. В конце марта взламывает­ся лед в низовьях, в первой половине ап­реля — у Волгограда, во второй — у Горь­кого. Раньше в апреле Волгу вздували могучие половодья, с подъемом воды на 5—10, а то и на 14 м, теперь они сильно смягчены распластыванием волны паводка на просторах водохранилищ. Разливы за­топляли долину на много километров в ширину, но все же не достигали размеров современных водохранилищ. С июля по сентябрь наступает летняя межень. Осен­ние ненастья вторично поднимают воду в реке, однако на этот раз вдвое-втрое мень­ше, чем весной.

С ноября Волга замерзает: на севере — на 4—4,5 месяца, на юге — не менее чем на 3 месяца. Зимний, низкий уровень во­ды устанавливается уже подо льдом с ян­варя и сохраняется вплоть до весеннего половодья.

В среднем за год по Волге стекает около 250 куб. км; 44% этого количества дает Кама, 47 % — Волга выше устья Камы и лишь 9% приходится на долю притоков, впадающих в реку ниже Камы.