Специфика промыслового хозяйства вызвала к жизни и другие оригинальные формы материальной культуры и быта. Не говоря уже о великом разнообразии орудий производства (различных ловушек, сетей, оружия) и форм организации коллективного и индивидуального промысла, малые народы Сибири и Дальнего Востока имеют различные типы поселения, жилища, одежды.

Рыболовы и морские зверопромышленники — нивхи, ительмены, береговые чукчи, эскимосы — испокон веков обитают оседло в прочных жилищах. У нивхов это дом типа маньчжурской фанзы; у эскимосов и чукчей — яранга, представлявшая собой сооружение из конического остова, покрытого шкурами, с внутренним прямоугольным меховым пологом-палаткой.

Ханты и селькупы, занимавшиеся и рыболовством и охотой, вели полуоседлый образ жизни: зимой они обитали в полуземлянках и бревенчатых юртах, а летом в легких берестяных чумах. Эвенки кеты, манси как типичные таежные охотники часто переходившие с места на место, имели легкие, покрытые корой конические чумы и шалаши, иногда полуземлянки. Наконец, оленеводы тундры (ненцы и другие) при постоянном кочевом образе жизни пользовались исключительно разборным чумом, покрытым оленьими шкурами. Оленеводство — главное занятие народов тундры.

В настоящее время в связи с развитием оседлого быта все эти народы переходят к прочному бревенчатому жилищу. Но на промыслах и в местах оленьих кочевий, как и раньше, сооружается чум, покрытый шкурами или широкими полосами сшитой березовой коры.

Много самобытных черт сохранилось в одежде сибирских народов, главным образом в ее покрое и способах ношения. Так, у охотников летняя одежда теперь преимущественно тканевая, но как и встарь они шьют ее легкой распашной, не стесняющей движений. У рыбаков Амура и нижней Оби, носивших в прошлом холодную одежду из рыбьей кожи, теперь распространена одежда покупная или самодельная, но обязательно плотная, по возможности теплая и непромокаемая.

Оленеводы тундры и арктические охотники и сейчас шьют одежду из оленьих шкур, глухую, наиболее приспособленную к суровым условиям Крайнего Севера.

Социалистическое строительство для малых народов Сибири явилось спасением от физического исчезновения и условием для неслыханно быстрого культурного прогресса. Из сохранившихся еще некоторых пережитков общинно-родового строя можно упомянуть счет родства по родам и запреты браков внутри их, почитание стариками родовых могильников и жертвенных мест, остатки семейно родового культа и шаманизма.