После основания Якутска (1632 г.) поиски новых земель московского государя продолжались к востоку от Лены. За ко­роткий период землепроходцы обследовали весь обширный северо-восточный массив Азии, включая Камчатку и Чукотский по­луостров, основали множество острожков и впервые спустили свои немудреные суда в бурные моря Тихого океана.

В 1643 г. якутский воевода отправляет письменного голову Василия Пояркова на разведку земель к югу от бассейна реки Лены. Поярков за три года совершил не­обычный по трудности и протяженности маршрут. По рекам Алдану, Учуру, Гонаму он во главе казацкого отряда вышел на горные перевалы Амурского бассейна и спустился в Амур. По этой великой реке он проплыл до самого ее устья, про­шел Охотским морем мимо Шантарских островов до устья реки Ульи, а затем, пе­ревалив через Джугджурский хребет по рекам Мае, Алдану и Лене возвратился в Якутск.

Три года спустя (в 1649 г.) снаряжается экспедиция Ерофея Хабарова для сооруже­ния укрепленных острожков и заведения пашни в даурской земле. В конце XVII сто­летия на Амуре было распахано крестья­нами и казаками более 1000 десятин. Хлеб стал вывозиться из Даурии.

Создание «амурских городков», послужило новым толчком для прокладки более прямых путей на Амур через Забай­калье. Здесь енисейские казаки, вступив в контакт с бурятами, населявшими Прибайкалье, основали ряд новых городов: Нерчинский острог (1658 г.), Селенгинск. В результате открылось новое направление русской земледельческой колонизации через Баргузин по рекам Селен­ге, Уде на Читу и Нерчинск и далее по Шилке на Амур. Благоприятные условия для развития сельского хозяйства в даур­ской земле привлекали сюда многих па­шенных крестьян из Плимского и Томско­го воеводств.

Таким образом, к концу XVII в. русские землепроходцы обследовали обширную тер­риторию к востоку от реки Енисея и про­ложили пути к берегам Тихого океана. Двумя столетиями позже знаменитый рус­ский писатель Гончаров, проезжая через всю Сибирь и наблюдая за трудовыми буднями русских переселенцев на всем пространстве от Удского острога до Ураль­ского хребта, записал свои размышления: «И когда совсем готовый, населенный и просвещенный край, некогда темный, не­известный., предстанет перед изумленным человечеством, требуя себе имени и прав, пусть тогда допрашивается история о тех, к го воздвиг это здание... Это те люди, ко­торые в одном углу мира подали голос к уничтожению торговли черными, а в дру­гим учили алеутов и курильцев жить и мо­литься, и вот они же создали, выдумали Сибирь, населили и просветили ее... А соз­дать Сибирь не так легко...».