Крымское ханство закрывало на юге Черное море и держало южные окраи­ны Русскою государства под постоянной угрозой набегов и разорения. При Ива­не IV в 1571 г. крымские татары сожгли Москву. Хотя крупные походы в глубь рус­ских земель они в дальнейшем не совер­шали, но набеги на окраины для захвата пленных и продажи их в рабство не пре­кращались. За первую половину XVII в. около 200 тыс. русских людей были захва­чены и угнаны в плен. Для защиты от крымцев строятся оборонительные линии: в конце XVI в. — по реке Оке. в первой половине XVII в. — «Белгородская засечная черта». Последняя протянулась от Ахтырки на Белгород, Воронеж. Козлов (ныне Мичуринск) в сторону Тамбова, где смыка­лась с «Симбирской чертой». По мере со­оружения оборонительных линий шла и земледельческая колонизация примыкаю­щих к ним земель.

Однако на западе за рубежом Русского государства, в составе Литовского и Поль­ского королевств, объединившихся в 1569 г. и единое государство, по-прежнему находились земли Украины и Белоруссии. В XVI в. украинцы и бело­русы неоднократно восстают против гнета польских панов, Крупной силон, боровшей­ся против Польши, было поднепровское ка­зачество, у которого за днепровскими по­рогами была своя организация — Запорож­ская Сечь. Здесь скрывались беглецы от крепостной неволи. Усиливается также ми­грация украинцев из областей, входивших в Польское государство, на левобережье Днепра (на территорию современной Пол­тавской области).

В середине XVII в. разгорается борьба украинского народа за свое освобождение под предводительством Богдана Хмельниц­кого. Переяславская рада приня­ла решение о воссоединении Украины с Россией, «чтобы навеки все едино было». Польша пыталась отвоевать Украину, но результатом русско-польской войны было освобождение Смоленска и многих украин­ских и белорусских земель. К России ото­шли вся Левобережная Украина и город Киев с прилегающими к нему территория­ми на правом берегу Днепра. На протяже­нии второй половины XVII в. очень много украинцев переселилось из Правобереж­ной Украины, оставшейся после войны в составе Польши, на слабозаселенные тер­ритории левобережья, в так называемую Слободскую Украину, где в это время воз­никают города Харьков и Сумы.

Московская Русь из маленького фео­дального княжества превратилась в об­ширное централизованное государство, ко­торое с самого начала выступает много­национальным государственным образова­нием. вхождение в состав России многих народностей в то время открыло нм пути для экономического и культурного подъема, для преодоления разобщенности и от­сталости.

Вместе с тем централизация власти в об­ширном государстве сопровождалась укреп­лением политического господства дворян­ского класса, жестоко эксплуатировавшего трудовое крестьянство. Народы других на­циональностей подвергались двойному гне­ту: и со стороны своей национальной фео­дальной верхушки, и со стороны русской администрации. Вот почему В. И. Ленин называл царскую Россию «тюрьмой наро­дов».

И в России, так же как и в других стра­нах феодальной Европы, наступил этап аб­солютизма, становления монархической формы управления.

Усиливающийся гнет русского царя и дворян-помещиков приводил, с одной сто­роны, к бегству крестьян на земли незаня­тые, на окраины Русского государства, и способствовал процессу колонизации этих земель, а с другой — поднимал угнетенное крестьянство на освободительную борьбу. В XVII—XVIII вв. эта борьба вылилась и настоящие крестьянские войны под пред­водительством Ивана Болотникова, Степа­на Разина, Емельяна Пугачева. Не случай­но в этих крестьянских войнах участвовали не только русские, но и представители многих угнетенных национальностей.

Семнадцатое столетие характеризуется слиянием всех областей, земель и кня­жеств как единое многонациональное Россий­ское централизованное государство. «Сли­яние это... вызывалось усиливающимся об­меном между областями, постепенно расту­щим товарным обращением, концентриро­ванием небольших местных рынков в один всероссийский рынок». В недрах еще гос­подствовавшего феодального строя нарож­дались новые, буржуазные связи и отно­шения, развернувшиеся в полной мере в последующие два столетия.