Особенно интенсивно процесс земледель­ческой колонизации новых районов пошел в XIX в. Так, по примерным подсчетам, в районах новой колонизации — на степной Украине, в Бессарабии, Крыму, на Север­ном Кавказе, в Заволжье и Южном Предуралье—сбор хлебов вырос за 60 лет XIX в. в 3 раза. В зоне, колонизовавшейся до  XVIII   в. — в Черноземном Центре и Сред­нем Поволжье, — в 1,5 раза, а в нечерно­ земной полосе старого и наиболее плотного
заселения.

Еще в XVI—XVII вв. недостаток хлеба обнаружился на Севере, потом на Северо-Западе, а со второй половины XVIII в. и в Нечерноземном Центре. В эти районы и направлялись первые межрайонные пото­ки хлеба — сначала из Черноземного Цент­ра, а затем и из Среднего Поволжья. В дальнейшем в межрайонный обмен втя­гиваются со своими избытками Нижнее Поволжье, Украина, Дон.

Из Поволжья в нечерноземную полосу хлеб шел главным образом по Волге, ее притокам, а в Петербург — и по Мариинской системе. Из Черноземного Центра хлеб шел в Нечерноземный Центр. Хлеб Украи­ны и Донской области по Днестру, Бугу, Днепру и Дону, а в основном по старым и новым шляхам — на волах — пошел к пор­товым городам Азово-Черноморского побе­режья — Одессе, Херсину, Николаеву, Таган­рогу, откуда он морем отправлялся за границу.

Таким образом, на юге на смену паст­бищному хозяйству по мере русско-укра­инского освоения южных земель довольно быстро пришло товарное земледелие, и здесь образовался основной в России рай­он производства хлеба на экспорт.

Лесостепная Украина тоже участвовала в экспорте хлеба, но, располагаясь дальше от портов Азово-Черноморья, имела при тогдашнем неразвитом транспорте не­сколько худшие условия для сбыта товар­ного зерна. Это способствовало развитию здесь в конце XVIII — первой половине XIX  в. винокурения, использовавшего также и сахарную свеклу — трудоемкую и требовательную к почвам и климату куль­туру, которая оказалась весьма выгодной в условиях лесостепной Украины (особенно Правобережной) с ее густым крепостным населением, плодородными почвами, теп­лым и достаточно влажным климатом. Сходные условия способствовали развитию свекловодства и на юго-западе Чернозем­ного Центра. На этой сырьевой базе начинает складываться и свеклосахарная про­мышленность. Ее развитие стимулирова­лось большой емкостью внутреннего рынка, защищенного к тому же от импорта высо­кими ввозными пошлинами.

В Заволжье и Оренбургской губернии еще в начале XIX в. преобладало скотовод­ство, товарным продуктом которого в ос­новном служило сало, шедшее не только на внутренние рынки, но и за границу. Много сала потреблялось производством свечей, особенно тогда развитым в Казани. Вслед­ствие заселения этих территорий и вовле­чения их в торговые связи с внутренними рынками и в меновую торговлю с Казах­станом и Средней Азией все большее зна­чение стало приобретать зерновое хозяй­ство. К середине XIX в. центр нового зер­нового района — Саратов — обогнал по чис­ленности населения Казань, бывшую до того самым большим городом Поволжья.

В Прибалтике более ранняя, чем в дру­гих областях России, отмена крепостного права (1816—1819 гг.), а также примор­ское положение и возможности загранич­ного сбыта способствовали раннему разви­тию товарного (особенно в помещичьих хо­зяйствах) льноводства, животноводства и интенсивным методам их ведения.