Урал всегда выделялся своим несельско­хозяйственным характером. Железные и медные руды стали разрабатываться здесь еще в XVII в., но настоящий расцвет уральской металлургии приходится на XVIII в. К концу первой четверти этого столетия на Урале уже было 11 железоде­лательных и медеплавильных заводов. Урал выплавлял тогда чугуна больше, чем Англия, и занимал по размерам металлур­гического производства первое место в мире.

Черная металлургия Урала основыва­лась на богатстве его недр высококачест­венными рудами, на обилии древесно-угольного топлива и многочисленности рек как раз такого размера, который позволял при тогдашней технике устраивать на них плотины для использования силы падаю­щей воды, приводившей в движение водя­ные колена, а через них — заводские меха­низмы.

Для горнозаводского дела требовалась рабочая сила, которой на Урале к началу его освоения не было совсем. Поэтому ос­воение этого района велось путем раздачи громадных участков земли для разработки их недр и с правом «вывода» на Урал кре­постных крестьян и «приписки» их к западам. Таким образом, Урал с самого начала получил даровую рабочую силу, подвергав­шуюся безудержной эксплуатации. Эти феодально-крепостнические привилегии долгое время давали Уралу преимущество перед металлургией Центра и европейских стран, позволяя производить дешевый металл. Однако эти же привилегии стали уже в конце XVIII— начале XIX в. тормозить развитие Урала — владельцы заводов, поль­зуясь этими привилегиями, не были заин­тересованы в совершенствовании техники и технологии производства. В конце кон­цов новая технология и новые обществен­ные отношения — капиталистические — оказались сильнее старых, феодально-кре­постнических привилегий, и новые метал­лургические районы затмили Урал.

Поражение в Крымской войне 1853—1856 гг., которое потерпе­ла Россия в борьбе с капиталистическими Англией и Францией, показало слабость крепостнической экономики. Как ни стара­лось царское правительство сохранить в неприкосновенности все привилегии дво­рянского класса, оно было вынуждено счи­таться и с интересами промышленного раз­вития. и с опасностью крестьянской рево­люции и пошло на отмену крепостного права.

Несмотря на всю ограниченность и поло­винчатость крестьянской и других реформ XIX в., они существенно способ­ствовали капиталистическому развитию страны. Уже в 1875 году Энгельс писал: «...в короткое время в России были заложе­ны все основы капиталистического способа производства».

Капитализм очень скоро выявил на территории России тенденции к более четкому территориальному разде­лению труда — к разделению территории на районы, специализирующиеся на производстве разных индустриальных и сельско­хозяйственных продуктов. В свою очередь, конечно, и первые успехи территориаль­ного разделения труда, проявившиеся зна­чительно раньше и постоянно развивав­шиеся, способствовали падению крепостно­го права и зарождению капиталистических отношений.