Преимущественно помещичьи хозяйст­ва, явились базой и для развития другого вида переработки сельскохозяйственного сырья — винокурения, которое особенно развилось в среднечерноземных губерниях, т. е. в районе с наименьшим развитием капитализма в сельском хозяйстве. Рас­ширение и рост этою промысла свидетель­ствовали о том, что и здесь идет процесс усиления торгового, товарного, следова­тельно, капиталистического хозяйства.

Район переработки картофеля на крах­мал и патоку сложился в центрально-про­мышленных и частично черноземных гу­берниях под воздействием быстрого роста текстильной промышленности, предъявляв­шей спрос на крахмал.

С развитием капитализма процесс специализации захватывал все новые отрасли сельского хозяйства. Так сформировались районы табаководства (Украина, Молдавия, Крым, Кубань), льняного, конопляного, подсолнечного масла, коммерческого са­доводства (южные губернии, Белоруссия, Литва), торгового огородничества (например, район Ростова Великого), бахчевод­ства (Нижнее Поволжье). Вокруг больших городов развилось пригородное сельское хозяйство.

Капиталистическая система стала в рус­ском сельском хозяйстве преобладающей. На этом фоне довольно заметно выделя­лись губернии Черноземного Центра, пра­вобережной части Среднего Поволжья и Левобережной Украины (Харьковская, Полтавская, Черниговская). Здесь пережит­ки дореформенной эпохи были наиболее сильными, а свободных земель для расши­рения посевов почти не было. При «осво­бождении» крестьян помещики присвоили самые большие отрезки от крестьянских наделов и получали с крестьян высокие вы­купные платежи; помещичьи хозяйства ве­лись по отработочной системе — малозе­мельные, ограбленные реформой крестьяне вынуждены были работать со своим ско­том и инвентарем на помещиков в их хо­зяйствах, получая за труд часть помещи­чьей земли в аренду, а иногда вперед день­ги или хлеб. Владея монополией на землю и фактически сохранив монополию на да­ровые рабочие руки, помещики этого райо­на не были особенно заинтересованы в прогрессе техники сельского хозяйства и в усовершенствованных системах земледе­лия. В итоге Черноземный Центр не выдер­живал конкуренции с капиталистическими окраинами.

Тормозящего влияния крепостнических пережитков почти не знали Сибирь и Се­верный Казахстан. Здесь капитализм раз­вивался интенсивнее. В Западной Сибири сформировался крупный, быстро набирав­ший силу зерновой район. Однако, опаса­ясь конкуренции с его стороны, помещики старой житницы России добились введения так называемого «челябинского перелома» в железнодорожных тарифах, который рез­ко удорожил путь сибирского хлеба в Европейскую Россию.

В результате поток си­бирского хлеба был отклонен на север к портам Белого моря, так как только на Кот­ласском направлении (железная дорога Вятка — Котлас) челябинский тарифный перелом терял свою силу. С проведением железной дороги Вятка — Петербург сибир­ский хлеб пошел и на Балтику, но вывоз его в этом направлении был по-прежнему затруднен тарифом. Столкнувшись с этим, зажиточные слон сибирского крестьянства пошли на усиленное развитие животновод­ства. скармливая скоту хлеб и вывозя в Европейскую Россию и за границу вели­колепное сибирское масло. Крупным его покупателем стала Англия.