Еще недавно считалось, что на Русской равнине за четвертичное время было три оледенения: раннее, доходившее до верхнего течения современной Оки, сред­нее, при этом максимальное по размерам, — днепровское (именно оно создавало днеп­ровский и донской языки) и новейшее — валдайское, заканчивавшееся в районе Вал­дайской возвышенности.

О сроках этих оле­денений свидетельствуют такие подсчеты: окское существовало около 700—600 тыс. лет назад, днепровское — 325—300 тыс. лет назад, валдайское оледенение началось око­ло 100 тыс. лет назад, а покинуло территорию нашей страны лишь в VII тысячелетии до н. э. «Лишний» слой морены, залега­ющий выше днепровской моренной тол­щи северо-западнее Москвы, позволял го­ворить, что днепровское оледенение 250— 225 тыс. лет назад не исчезало, а, напротив, даже расширялось — эту стадию наступания назвали московской.

После того как в 50-х годах нашего века близ Ярославля было открыто новое место­нахождение ископаемых остатков тепло­любивых растений, залегающих между днепровской и московской моренами, по­явились основания считать московскую. стадию самостоятельным московским оле­денением — оно доходило до широты со­временной Москвы. Таким образом, наибо­лее вероятно, что Русскую равнину после­довательно сковывали не три, а четыре оледенения — окское, днепровское, москов­ское и валдайское.

Следы нескольких оледенений видны и в Западной Сибири. Возможно, что с ок­ским оледенением тут совпадало ярское-оледенение, с днепровским — самаровское, с московским — тазовская стадия самаровского, с валдайским — зырянское. Наи­большим, как и в Европе, было второе оле­денение — самаровское, край которого про­ходил выше устья Иртыша.