Зимы на Прикаспийской низменности на­столько малоснежны, что здесь возможен и в этот сезон выпас скота. Бесснежность отразилась даже в названии местности ме­жду Волгой — «Черные земли». «Черные» — из-за отсутствия снега, так как почвы Прикаспия никак не могут быть названы черными: здесь преобладают свет­ло-каштановые и светло-бурые оттенки, много солончаков и солонцов.

Прославленная пой­ма — это оазис. Он проти­востоит унынию окружающих полупустынь и пустынь. Здесь лабиринт проток и заво­дей, заросли тростника и ивняка, плодо­родие илистых почв, занятых бахчами, са­дами и огородами, нерестилища каспий­ской рыбы... Когда-то в низовьях Волги располагалось недолго существовавшее Хозарское царство, близ дельты стояла его столица — Птиль. Наступление Каспия в средние века, перекрывшее водами глав­ные орошаемые земли страны и разрушив­шее Птиль, было важнейшей причиной ис­чезновения этого государства (благопри­ятных мест, где бы мог осесть вынужден­ный переселяться народ, в окрестностях не было).

Огромная дельта Волги представляет со­бой фантастический земноводный ланд­шафт, сейчас частично заповеданный, где бесчисленные протоки расходятся, образуя веер до 200 км ширины. На одном из более приподнятых дельтовых островов красует­ся старинный город Астрахань.

Юго-запад нашей страны, который жите­ли Русской равнины привыкли считать югом — это мир тоже очень сложной и мо­заичной природы. Здесь обычны смятые и раздробленные напластования, руины древ­них и громады лишь недавно затухших вулканов. Под прикрытием хребтов тут тепло почти как в настоящих субтропи­ках, а зимой снега белеют только на край­нем севере да высоко в горах. На южных типах почв возделываются южные сель­скохозяйственные культуры.

Воздушный поток, движущийся летом с прохладного северо-запада, с Атлантики, на юго-восток, в сторону южно-азиатской области пониженного давления, нагревает­ся и не только но отдает влагу знойному югу, но. удаляясь от насыщения, даже иссушает эти земли. Лишь хребты, стоя­щие на пути влажных ветров, заставляют воздух подниматься и, охлаждаясь, отда­вать влагу. Вот почему так дождливы на­ветренные склоны Малого Кавказа и иран­ского Эльбурса, а противоположные пока­тости сухи: они лежат в ветровой тени и иссушаются нисходящими (фёновыми) вет­рами.

Зимой в Восточном Средиземье соприка­саются массы тропического и умеренного воздуха. Вдоль фронтальной зоны их со­прикосновения перемещаются одно за дру­гим семейства циклонов. Они порождают обильные дожди и частые смены потепле­ний и похолоданий. Но рельеф вносит свои поправки и в этот механизм атмосферных процессов. Нагорья Передней Азии так высоки и массивны, что зимой сильно вы­холаживаются и над ними месяцами застаивается тяжелый морозный воздух. Эти самостоятельные очаги повышенного дав­ления — антициклоны — способны подолгу противостоять нормальной атмосферной циркуляции, а полярный фронт на боль­шую часть зимы «отжимается» за южные окраинные хребты наго­рий.